*Арманика*
Автор: Арманика
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Повседневность
Предупреждения: OOC, Ченслэш, Секс с несовершеннолетними
Размер: планируется Мини
Статус: в процессе написания

1

Самый обычный день в самом обычном особняке начался крайне необычно.

Юный теннисист, бучо, а также хозяин самого дворца проснулся с… заболеванием. Великий и ужа… прекрасный Атобе Кейго заболел. Странно, что еще об этом не успели написать во всех газетах и журналах страны, предварительно проведя интервью с самим виновником, хотя на дворе уже во всю светило солнце и стрелки часов показывали 11 утра.

Слуга молодого господина метался во все стороны, чем порядком бесил самого господина и служанок.

Сильно бесил…

- Себастьян, не мельтеши.

- Молодой господин! Вам нельзя перенапрягаться! Молчите! – слуга легким движением руки, в свои 70 и легким движением…, засунул градусник в рот, укрытому донельзя одеялами, Кейго. Тот возвел очи горе к потолку и закрыл глаза. А что поделать? Кажется, что тут журналистам даже интервью у него брать не придется… Зато нет лишней мороки…

Хотя, ситуацию с журналистами прикрывало одно тоже не очень приятное событие – приезд родителей Атобе и, мало того, сам приезд, так они ведь так позаботятся о своем чаде, что решат выпроводить всех теннисистов (у которых сегодня назначен дружеских матч), предварительно всё им рассказав.

-Внезапно дверь открылась и в комнату влетела, сверкая, но отнюдь не бриллиантами, мама Атобе.

- Родной, как ты?! – она мигом же бросилась на край кровати и вытащила из уст своего ребенка градусник. – Боже! 39! – Атобе был уверен, что его маме даже курсы не нужны, она, считай, уже поступила в театральный вуз и закончила его с отличием.

Отец, такой же великий и ужа… прекрасный как сам Кейго, стоял у двери, облокотившись об косяк и сложив руки крестом на груди.

- Ну?

Атобе решил переключить свой взгял на отца, пока мама оплакивала его, по ее мнению, уже кончину.

- Что? – от хриплого голоса своего сына мать чуть в обморок не упала.

- Как ты умудрился заболеть летом?

- Сейчас только его начало…

- Только начало, а ты уже больной и валяешься в кровати. Там тебя внизу никто не ждет?

- Ох, Кейго! Я сейчас же скажу им, что ты болен и не пойдешь играть!

- Мамаа!! – хоть голос и хриплый, но твердость осталась. А кто в доме хозяин? Правильно, мужчина, а никак не женщина.

- Сынок..

Атобе посмотрел на отца твердым взглядом и сказал:

- Папа, я сыграю дружеский матч и выиграю.

Тот лишь поднял обе брови (не умел он по одной) и, с очень хорошо скрываемой улыбкой, утвердительно кивнул, на что жена посмотрела на него недобрым взглядом.

Атобе Кейго аккуратно встал с постели (огромного труда составляло встать с постели, укрытым одеялами где-то в 5 кг) и, одевшись, направился вон из комнаты.

Служанки его провожали восторженными взглядами, про себя думая, какой их хозяин мужественный, сильный и что неплохо бы иметь такого мужа. Отец счел верным вернуться к себе в спальню и спокойно поспать после долгого перелета. Он был уверен, что Себастьян, который чуть при смерти не был, обязательно проследит за его мальчиком. Матери же Кейго лишь платочка не доставало и марша «Прощание Славянки» (откуда бы он взялся в Японии до сих пор никому не известно).

Но вернемся к великому и мужественному Атобе Кейго. Его высочество спустилось в зал на первый этаж, где его уже поджидало несколько человек, а, проще сказать, тим команды: его собственная - Хетей, Сейгаку и Риккай.

- Минна!

За всем шумом и гамом Атобе никто не услышал, а тот, в свою очередь, орать не мог, поэтому он решил использовать ход конем и пойти напрямую – к капитану Сейгаку и фукубучо Риккая, которые сейчас сидели в центре на диванчиках и разговаривали друг с другом.

Ревность, которую мог ощутить Атобе, он не ощутил. Тезука не то, чтобы больше ему не нравился, он вообще никогда не нравился Атобе, поэтому глупые намеки Гакуто в конце концов привели его к связи с Ошитари Юуши.

Так вот, Атобе подошел к Тезуке и Санаде и поздоровался. Правда, беззвучно. Те лишь кивнули и встали, но зато все, кто находился в зале в этот момент мигом замолчали. Нет, Атобе, конечно, тоже мог произвести такой фурор поднятием своей пятой точки с дивана, но как-то сейчас, именно в данный момент, он не решался попробовать. Мало ли, кто знает, а вдруг он не сможет встать? Потому что Атобе Кейго, хоть и был прекрасен, чувствовал себя крайне ужасно.

Кейго, уже одетый, кстати, в свою форму и с ракеткой в руке, направился к заднему выходу, то-бишь на корт. За ним пошли Тезука и Санада, а там уже и все остальные.

Недолгими гаданиями они решили кто с кем будет играть, и вот всё началось.

А мы пока вернемся к любви.

На первом корте играл он. Ну, точнее двое, но вот именно Атобе Кейго был важен только он – Эчизен Рема. Маленький, наглый, высокомерный, златоглазый, любящий понту, кепки и котов, самоуверенный,.. короче, Атобе был влюблен в этого мелкого паршивца, в чем признался себе уже давно, но вот никак не решался высказать это всё самому виновнику. Ну, а кто знает, как себя поведет Эчизен? Конечно, это должно мало волновать Кейго, но все же в делах настоящей любви Атобе не отличался от других людей.

Но вот подошло и время Атобе выходить на корт. Себе в пару он выбрал Кабаджи, чем намного увеличил не то, что свои шансы на победу, а хоть ограничил время пребывания на корте. Он точно знал, что Кабаджи не сможет повторить и начал именно с этих техник, дабы не грохнуться в обморок раньше времени.

Матч Ремы уже завершился его победой, и он решил поглазеть своими огромными глазенками на игру своего, как уже считал Эчизен, красавца. А его красавец – Атобе Кейго.

Эчизен уже давно заметил, что все время, как только Кейго оказывается рядом, он смотрит на него и не может отвести взгляд. И только недавно Рема решил себе признаться, что он влюблен в этого большого короля обезьян, чтоб его.

Осталось одно - рассказать Атобе, но как??? Хоть все мозги у Эчизена и были на месте, иногда он просто хотел подойти к этому засранцу и рассказать о своей любви. Но это был бы не Эчизен, если бы сделал так.

Однажды Фуджи, заметив перемены в поведении Ремы, подошел к нему и спросил в чем проблема. Конечно, получил ответ «ни в чем», но ведь Фуджи – не Фуджи, если сам обо всем не знает. И вот, как только он начал рассказывать своему любимому кохаю что такое любовь и с чем ее едят, тот мягко и четко послал его… к капитану.

И все же, вернемся к корту. А там происходило нечто. Атобе все-таки не смог отыграть и полчаса. Он лежал без сознания на скамейке в тени, куда его перенесли Ошитари и Шишидо.
Над телом склонилось огромное количество эээ… тел.

- Бучо… ты жив? – Гакуто всё это не то, чтобы пугало, а, скорее, веселило. Он впервые оказался с бессознательным человеком рядом и как-то ему это всё нравилось.

- Да жив он… наверно. – Ре хоть и был смущающимся засранцем, но все-таки переживал за своего капитана. Чуть-чуть.

Ойши протиснулся сквозь толпу и пощупал пульс на шее Атобе.

- Жив.

- Спасибо, доктор Хаус, а то по нему и так не видно. – Реме не составило труда приблизиться к Кейго и сесть близко-близко к нему. Со всех сторон давили теннисисты, и вот еше немного, и Эчизен уже поцелуется с бучо Хетея. – Эй, обезьяний король, просыпайся!

Эчизен легонько потряс Атобе за плечи.

- Просыпайся давай!

Атобе в себя не приходил, но его кашель всех уверил в то, что тело живо.

- АААА!!!!!!

Огромная куча… теннисистов повернулась на пронзительный крик старикашки.

«Себастьян?» - Рема не смотрел Темного дворецкого, но ему почему-то сразу представилось это имя. Не сказать, что малец был неправ.

- Что вы сделали с господином???!!!!!

Тезука, как самый вменяемый, решил успокоить бедного мужчину и подошел к нему:

- Не волнуйстесь, с Атобе всё в порядке, просто он утомился.

«Да уж… Пот в три ручья.» - Рема вновь посмотрел на Атобе. Сейчас тот лежал и выглядел таким беззащитным, нежным и милым, что Эчизен легонько улыбнулся. А что, в конце концов, ему терять? Тем более, когда все взгляды направлены на старикашку. Не нужно тратить время и…

Рема аккуратно дотронулся губами до горячих губ Атобе. Поцелуй хоть и был неглубоким и не таким долгим, как хотелось бы Реме, но он был наполнен той нежностью, которой иногда не хватает двум людям, кажется, любящим друг друга.

Рема для себя решил, что поцелуй необходимо будет повторить, а пока он поцелует его в лоб. И вот когда он дотронулся губами до лба Атобе, то понял, что, похоже, его Кейго серьезно болен. А уже последующий крик о болезни господина старикашки подтвердил теорию.

В следующие минуты Атобе Кейго был перенесен в дом, раздет, уложен в кровать и накрыт стопкой одеял.

Теннисистов же накормили, чему те очень обрадовались, и отправили по домам. А мама Атобе дала обещание, что в следующий раз они обязательно искупаются в огромном бассейне Атобе и тогда будет очень весело.

@темы: "фикбук", "принц тенниса", "Атобе/Рема"